Понятие уголовно процессуального доказывания

Казанцев В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов. Совокупность уголовно—процессуальных норм, определяющих содержание, цели и предмет доказывания, понятие и виды доказательств, а также особенности доказывания в различных стадиях производства и по некоторым категориям дел называется доказательственным правом , не составляющим самостоятельной отрасли права, а являющейся составной частью уголовно — процессуального права. Содержанием процессуального доказывания является познание обстоятельств преступления, осуществляемое специально уполномоченными должностными лицами дознавателем, следователем, прокурором и судом в особой процессуальной форме и состоящее в собирании, проверке, оценке, а также в использовании совокупности доказательств для принятия процессуальных решений, а также для законного и обоснованного разрешения уголовного дела. В этой деятельности имеют право принимать участие подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители путем собирания и представления письменных документов и предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (499) 653-60-72 Доб. 448
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 426-14-07 Доб. 773

В статье рассмотрены вопросы о понятии, сущности, элементах и субъектах уголовно-процессуального доказывания. In the article questions about conception, main point, elements and subjects of criminal procedural substantiation are demonstrated. Also, classification of these subjects is represented and their general characteristic is given. Ключевые слова: уголовно-процессуальное доказывание, элементы доказывания, субъекты доказывания, классификация субъектов доказывания, обязанность доказывания. Key words: criminal procedural substantiation, elements of substantiation, subjects of substantiation, responsability of substantiation, responsibility of substantuation in the narrow and in the wide sense. В уголовном процессе доказыва-Щ ние - это процессуальная форма познания обстоятельств уголовного дела, осуществляемого следователем, прокурором, судом, с участием обвиняемого, потерпевшего, защитника и других лиц, наделенных соответствующими правами и несущих определенные обязанности1.

Под доказыванием в уголовном процессе понимается урегулированная уголовно-процессуальным законом деятельность компетентных на то органов и должностных лиц по собиранию, проверке и оценке зафиксированных в процессуальном источнике сведений, имеющих отношение к делу, а равно по удостоверению наличия таковых от имени государства. Критерии уголовно-процессуального доказывания.

Теория доказательств. Одной из важнейших составляющих уголовно-процессуальной деятельности, без которой невозможно ни расследование соответствующего дела, ни его рассмотрение по существу, является установление фактических обстоятельств уголовного дела, то есть выяснение того, что произошло в реальной действительности. В той или иной степени это важно для всех стадий уголовного процесса, но особенно — для предварительного расследования и судебного разбирательства по первой и апелляционной инстанциям.

5.8. Процесс доказывания 5.8.1.

Теория доказательств. Одной из важнейших составляющих уголовно-процессуальной деятельности, без которой невозможно ни расследование соответствующего дела, ни его рассмотрение по существу, является установление фактических обстоятельств уголовного дела, то есть выяснение того, что произошло в реальной действительности.

В той или иной степени это важно для всех стадий уголовного процесса, но особенно — для предварительного расследования и судебного разбирательства по первой и апелляционной инстанциям. Речь идет об уголовно-процессуальном познании, которое в отличие от других видов человеческого познания обладает существенной спецификой.

Во-первых, оно всегда ретроспективно, то есть происходит не одновременно с соответствующими событиями, а спустя определенное время, иногда достаточно продолжительное.

Во-вторых, факты здесь могут устанавливаться не любыми гносеологическими методами, а исключительно особым процессуально-формализованным способом: путем уголовно-процессуального доказывания и при помощи уголовно-процессуальных доказательств. Нормативная формализация уголовно-процессуального познания необходима для того, чтобы оно не только было направлено на решение собственно познавательных гносеологических потребностей, но и соответствовало фундаментальным принципам уголовного процесса, таким как презумпция невиновности, уважение чести и достоинства личности, обеспечение права на защиту и др.

В-третьих, для уголовно-процессуального познания характерны цикличность и возобновляемость, когда в каждой следующей стадии уголовного процесса, предполагающей полноценное познание доказывание , требуется заново выяснять обстоятельства дела так, будто они вовсе не были еще установлены в стадии предыдущей. При производстве по уголовному делу установление фактических обстоятельств уголовного дела следует отличать от их юридической оценки.

Именно автономия задачи по установлению фактических обстоятельств дела приводит к необходимости автономной институционализации уголовно-процессуальных положений о доказательствах и доказывании. Совокупность правовых норм о доказательствах и доказывании образует доказательственное право. При этом существуют две традиции, обусловливающие подход к его месту в системе уголовно-процессуального права.

В соответствии с англосаксонской традицией доказательственное право law of evidence не относится ни к материальному, ни к процессуальному праву, а представляет собой автономную юридическую дисциплину отрасль , чаще всего соединяющую как уголовно-процессуальные, так и гражданские процессуальные положения о доказательствах и доказывании.

В соответствии с континентальной традицией доказательственное право является пусть и автономной, но частью соответствующей процессуальной отрасли права, то есть положения об уголовно-процессуальном доказывании являются частью уголовно-процессуального права, положения о гражданском процессуальном доказывании являются часть гражданского процессуального права и т. Россия принадлежит к числу типичных представителей континентальной традиции, свидетельством чему служит наличие двух специальных глав гл.

В то же время доказательственное право является вполне автономной и относительно замкнутой частью уголовно-процессуального права. С одной стороны, оно во всей своей полноте входит в состав общих положений уголовного процесса, поскольку доказывание в той или иной степени осуществляется едва ли не во всех стадиях уголовного процесса.

С другой стороны, будучи частью общих положений уголовного процесса, доказательственное право имеет свою собственную структуру, в свою очередь распадаясь на общую и особенную части. Иначе говоря, нет никакого парадокса в том, что особенная часть доказательственного права относится к числу общих положений уголовного процесса.

Возможность и необходимость выделения в рамках доказательственного права общей и особенной частей связана с наличием отдельных видов доказательств, с помощью которых осуществляется уголовно-процессуальное доказывание.

Соответственно, те нормы и институты, которые регламентируют какой-то определенный вид доказательств свидетельские показания, вещественные доказательства и др. Те нормы и институты, которые касаются всех видов доказательств безотносительно к каждому из них, относятся к общей части доказательственного права предмет доказывания, свойства доказательств, цель доказывания и др.

Наличие в той или иной уголовно-процессуальной системе общей части доказательственного права говорит о высоком уровне правовой доктрины соответствующей страны, позволившем преодолеть изначально присущую доказательственному праву казуистичность и перейти к технологически более совершенному методу систематизации уголовно-процессуальных норм о доказательствах и доказывании.

В этом смысле нет сомнений, что Россия принадлежит к числу стран с высоким уровнем развития доказательственной правовой доктрины. Доктринальное измерение доказательственного права обозначается понятием теория доказательств. Теория доказательств является частью науки уголовного процесса и представляет собой систему научных положений, посвященных доказыванию и доказательствам в уголовном процессе. Современная отечественная теория доказательств появилась не сегодня.

Ее основы были заложены еще Уставом уголовного судопроизводства г. Без их изучения сложно понять многие положения последнего. Теория доказательств продолжает, разумеется, развиваться и в наши дни, в том числе под влиянием новейших информационных технологий. О теории судебных доказательств в связи с судоустройством и судопроизводством. Тула, В то же время современная российская теория доказательств не может быть правильно понята без краткого обзора основных доказательственных теорий, формировавшихся в разных странах в ходе эволюции уголовного процесса Нового времени.

Таковых сегодня можно выделить три: 1 теорию формальных доказательств; 2 теорию доказывания по внутреннему убеждению свободного доказывания ; 3 англосаксонскую теорию доказательств. Отдельно следует рассмотреть вопрос о том, какой из этих теорий придерживается современное российское право.

Теория формальных доказательств. Становление данной теории произошло в рамках инквизиционного розыскного процесса, с которым она неразрывно связана не только исторически, но и концептуально. В то же время речь по сути идет о первой в истории человечества собственно научной теории доказывания, которая, с одной стороны, в историческом плане отражала нравы своего времени, но с другой — в плане интеллектуальном сыграла большую роль в позитивном развитии уголовно-процессуального права и уголовно-процессуальной мысли.

По этой причине современный анализ теории формальных доказательств требует не только исторической критики, но и юридико-технического осмысления, когда мы пытаемся понять ее логику и стремимся отделить архаичные положения от тех положений, которые сохранили свое значение и mutatis mutandis являются вполне современными даже с точки зрения сегодняшнего дня. Напомним, что инквизиционный процесс отрицал разграничение функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела, а также наличие в процессе сторон.

Данные функции были сосредоточены в руках лица, ведущего производство по делу следователя-судьи , обладавшего в силу этого колоссальной процессуальной властью. Неизбежно возникла институциональная проблема создания противовеса, который мог бы ограничить столь обширные властные полномочия. Такой противовес был найден в сфере доказательственного права, когда законодатель максимально формализовал процесс доказывания и свел по сути на нет судейское усмотрение.

Понятно, что при таком подходе именно доказательственное право ограничивало процессуальное всемогущество следователя-судьи, поскольку он оказывался связанным строгими законодательными правилами собирания и оценки доказательств.

В более конкретной плоскости формализация процесса доказывания затрагивала три аспекта:. Именно последний аспект сегодня наиболее известен, став своего рода символом теории формальных доказательств. Более того, нередко данную теорию только к нему и сводят, что не совсем правильно, поскольку теория формальных доказательств касалась не только оценки , но и собирания доказательств. В то же время именно применительно к оценке теория формальных доказательств проявилась наиболее ярко, свидетельством чему служат типичные для нее легендарные латинские формулы, оставшиеся где-то в глубине институциональной памяти: testis unus testis nullus один свидетель — не свидетель или confessio est regina probatiorum признание — царица доказательств.

При этом, с точки зрения методологии формализации доказательств особенно применительно к оценке , следует различать положительную и отрицательную формализацию. При положительной формализации какому-то доказательству доказательствам придается повышенное юридическое значение по сравнению с остальными, то есть оно считается лучшим из доказательств.

При отрицательной формализации , напротив, некоторые доказательства объявляются более ущербными, то есть признаются худшими из доказательств. Однако тот или иной метод может применяться и изолированно. Скажем, в современном уголовном процессе иногда вполне осознанно используется отрицательная формализация доказательств. Характерным примером служит ч. Причины такого подхода понятны: законодатель не хочет стимулировать органы уголовной юстиции к непременному получению признания вины, зная в силу печального исторического опыта, к чему это может приводить.

Теория свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению. Данная теория доказательств характеризует уже смешанный процесс — ту модель уголовного процесса, которая пришла в континентальной Европе на смену процессу инквизиционному и является сегодня носителем континентальной уголовно-процессуальной идеологии. Как и собственно смешанный процесс, теория свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению впервые появилась во Франции, где в ходе Великой французской революции впервые в истории континентального уголовного процесса был уничтожен не только инквизиционный процесс, но и его непременный атрибут — теория формальных доказательств.

Сначала перед революционной властью, а затем и перед сменившими ее наполеоновскими кодификаторами встал очевидный вопрос: чем заменить теорию формальных доказательств? Концептуальный ответ не заставил себя ждать и сводился почти к полному отказу от формализации доказывания. Поскольку жизнь в любом случае богаче, чем все представления о ней самого разумного законодателя, то последний не должен пытаться регламентировать доказывание и пытаться навязать судье какие-то особые правила собирания и оценки доказательств.

Он должен просто доверять судье с точки зрения как собирания, так и оценки доказательств. При этом поскольку функция уголовного преследования прокурор оказалась отделена от функции предварительного следствия следственный судья , а в стадии судебного разбирательства появились стороны обвинения и защиты, отделенные от суда, то теория формальных доказательств потеряла также свое значение противовеса всемогуществу следователя-судьи.

Теперь таким противовесом являлись разнообразные варианты разграничения процессуальных функций, на определенном уровне воспроизводившие политическую теорию разделения властей. В результате судья оказался освобожден от связывавших его пут строгой формализации собирания и оценки доказательств. Впоследствии эта инструкция перекочевала в ст. В более конкретной плоскости суть свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению свободного доказывания сводится:. Как видно, теория свободной оценки доказательств в каждом случае исходит из подходов, прямо противоположных тем, которые имели место в теории формальных доказательств.

Появившись впервые во Франции, теория свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению вскоре начала свое победоносное шествие по континентальной Европе, в течение XIX в.

Сегодня континентальный уголовный процесс принципиально придерживается именно свободной теории доказательств, рассматривая теорию формальных доказательств лишь как методологическое исключение, допустимое иногда в каких-то очень локальных случаях при наличии к тому веских причин. Англосаксонская теория доказательств.

Это одна из наиболее развитых доказательственных теорий, концептуализации которой активно поспособствовали два фактора: 1 многовековое существование суда присяжных, то есть непрофессионалов, которым постоянно надо было разъяснять доказательственные правила; 2 прецедентная система, когда правила о доказательствах регламентировались не компактными положениями закона, а тысячами разнообразных и нередко противоречащих друг другу судебных прецедентов.

Поэтому теория формальных доказательств именно как теория англосаксонскому процессу так и осталась неизвестна — он через нее не прошел. Соответственно, там не возникло и необходимости опровергать эту теорию вместе со сломом инквизиционного процесса, формулировать противоположную ей теорию свободной оценки доказательств и т. Англосаксонская доказательственная система развивалась плавно и эволюционно. Во-первых, в целом англосаксонская модель доказывания все-таки ближе к теории свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению, нежели к теории формальных доказательств или какой-то автономной теории sui generis.

Например, критерием оценки доказательств в рамках англосаксонской теории является не континентальное внутреннее убеждение intime conviction , а отсутствие разумного сомнения beyondreasonable doubt , но принципиальной разницы между двумя этими понятиями нет. Во-вторых, доказательства здесь собирает не лицо, ведущее производство по уголовному делу чаще всего наделенное особым статусом судьи или прокурора , а стороны. Этим объясняются жесткие правила допуска собранных ими материалов в качестве судебных доказательств, особые институты относимости и допустимости доказательств, неизбежно связанная с последними формализация собирания доказательств и т.

В-третьих, доказывание в рамках англосаксонского уголовного процесса подчинено несколько другим институциональным ограничителям, нежели в континентальной Европе.

В Англии или в США таким ограничителем является принцип состязательности, тогда как в континентальной Европе — принцип материальной истины и статус лица, обязанного ее установить. Поэтому в англосаксонском уголовном процессе многие доказательственные положения обусловлены сугубо состязательными конструкциями, например, правом стороны подвергнуть допросу свидетелей противоположной стороны перекрестный допрос и т.

Российская теория доказательств и ее отношение к основным доказательственным теориям. Российская теория доказательств построена на принципе свободы оценки доказательств по внутреннему убеждению, о чем прямо гласит ст. Тем самым нет никаких сомнений, что российский уголовный процесс, как и остальные континентальные правопорядки, придерживается теории свободной оценки доказательств. Такой подход существует в России с г. Таким образом, российская доказательственная парадигма, связанная с заменой теории формальных доказательств теорией свободной оценки доказательств, ничем не отличается от хрестоматийной континентальной парадигмы, наблюдавшейся во Франции, в Германии, в Швейцарии и др.

В то же время нельзя не отметить и одну очень важную особенность российского уголовного процесса, отличающую его от других континентальных правопорядков. Свободная теория была в г. Собирание доказательств продолжало оставаться построенным на началах теории формальных доказательств, что проявилось в сохранении исчерпывающего перечня видов источников доказательств и исчерпывающего перечня допустимых следственных действий, то есть в сохранении подходов дореформенного российского уголовного процесса по Своду законов г.

Иначе говоря, если во Франции или в Германии стал господствовать принцип свободы доказывания, то у нас — принцип свободы оценки доказательств. В результате современная российская теория доказательств, основанная на подходах, заложенных в г. Собирание доказательств остается максимально формализованным, то есть подчиненным теории формальных доказательств; оценка доказательств — максимально свободной, то есть подчиненной теории свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению.

Такой подход позволяет раскрепостить оценку доказательств, не ослабляя строго формального характера процедур, связанных с их собиранием.

Его институциональная логика с особой отчетливостью проявилась при утрате предварительным следствием в е годы судебного характера, когда следователи перестали входить в состав судебного ведомства. Свобода собирания доказательств слабо сочетается с несудебным полицейским расследованием, лишенным судебной составляющей, по крайней мере в рамках континентальной уголовно-процессуальной логики.

Сохранение строго формализованного собирания доказательств позволило эту проблему преодолеть хотя бы отчасти. Наконец, нельзя не обратить внимание, что многие институты и понятия приближают нашу теорию доказательств к англосаксонской. В качестве примера можно привести фундаментальные для отечественного доказательственного права понятия относимости и допустимости доказательств, которые не известны в других континентальных правопорядках и имеют очевидно английское происхождение.

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ДОКАЗЫВАНИИ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ

На основе анализа выдвинутых в науке точек зрения автор полагает, что к средствам доказывания должны относиться те конкретные действия, посредством производства которых осуществляется собирание доказательств. В настоящее время систему средств доказывания образуют: 1 следственные действия , прямо предусмотренные уголовно-процессуальным законом и детально регламентированные им; 2 иные процессуальные действия следователя направление запросов ; 3 проверочные действия , производимые в стадии возбуждения уголовного дела; 4 оперативно-розыскные мероприятия ; 5 предусмотренные законом действия защитника и иных невластных участников уголовного процесса; 6 действия, произведенные в рамках других видов деятельности например, административно-правовые. Доказательственное значение результатов указанных действий различается. Так, результаты следственных действий как основного средства доказывания имеют прямое доказательственное значение, и не требуют каких-либо дополнительных процедур по введению полученной информации в уголовное судопроизводство.

Раздел I. Общая часть

По своей сущности доказывание в уголовном процессе представляет собой разновидность познания действительности. Орган дознания, следователь, прокурор, суд судья при помощи указанных в уголовно-процессуальном законе средств и в порядке, предусмотренном законом, должны познать обстоятельства такого явления действительности, как преступление. Познать обстоятельства совершенного преступления перечисленные субъекты могут только опосредствованным путем. Если лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья непосредственно наблюдали факт совершенного преступления, то они не могут быть субъектами доказывания, поскольку должны выступать в качестве свидетелей по уголовному делу. Уголовно процессуальное доказывание следует рассматривать в двух аспектах: 1 доказывание как исследование фактических обстоятельств дела, то есть деятельность соответствующих государственных органов и участников процесса по собиранию формированию , проверке и оценке доказательств; 2 доказывание как логическое обоснование определенного тезиса, утверждения обвинительного или оправдательного , выводов по делу.

§ 7. Доказывание: понятие, содержание и значение

К оглавлению ; Мобильная версия. Доказывание — это урегулированная процессуальным законом деятельность по установлению и обоснованию обстоятельств уголовного дела, на основе которых может быть разрешен вопрос об уголовной ответственности. При невозможности получения доказательств факты устанавливаются с помощью юридических фикций — презумпций и преюдиций, благодаря которым фактически не познанные или оставляющие сомнения обстоятельства условно принимаются за истину. Цель доказывания — установление объективной материальной истины или истины формальной юридической. Объективная истина как достоверное знание устанавливается с помощью доказательств. Формальная истина устанавливается юридическими способами: презумпциями толкованием неустранимых сомнений в пользу обвиняемого и преюдицией вступившим в законную силу приговором суда. Субъектами доказывания являются субъекты уголовного процесса: а ведущие уголовный процесс и уполномоченные собирать, проверять, оценивать доказательства для принятия решений; б стороны, использующие доказательства для обоснования своей позиции осуществляющие логическое доказывание и участвующие в собирании доказательств.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Всё уголовно процессуальное право

38. Понятие и содержание уголовно-процессуального доказывания. Субъекты доказывания

Значение целей в доказывании велико, поскольку способность к целеполаганию позволяет субъекту доказывания участнику уголовного процесса ориентироваться при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности доказывания , результативно направлять свои усилия в ходе доказывания по уголовному делу. Однако присутствие целей в уголовно-процессуальном доказывании - еще не гарантия его эффективности. Дело в том, что цели доказывания могут быть достигнуты только при соответствующей реализации эффективных средств доказывания. Основы управления в органах внутренних дел. В свете изложенного представляется актуальным исследование потенциальных и актуализированных средств доказывания.

В основе ее, как и в любой другой познавательной деятельности человека, лежит материалистическая диалектика. Уголовно-процессуальное познание неотделимо от уголовно-процессуального доказывания.

.

3.3. Понятие уголовно-процессуального доказательства

.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 5
  1. Януарий

    Теперь стало всё ясно, большое спасибо за объяснение.

  2. Неонила

    Согласен эта тема уже так приелась!!!

  3. Вера

    Рульно!

  4. thisfdownro

    Очень и очень неплохо!!!

  5. Харитон

    Жаль, что сейчас не могу высказаться - вынужден уйти. Освобожусь - обязательно выскажу своё мнение по этому вопросу.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных